Материалы к пьесе

Музыкальная реприза.


Финита ля комедия

И маска жмет, и смех наружу рвется,
Аллонж нелепый в потолок взметнется!
Не шутки ради мы преображались!
Когда нас били – звонче мы смеялись!

Игре конец, мы ждем аплодисменты.
Когда труды вы наши оценили,
Наградой будет роза Франческине.
Игре конец, мы ждем аплодисменты.

Румянил звон пощечин наши щеки –
Мы щедро пудрой посыпали лица.
Но все, что брали – возвратим сторицей!
Поверьте, даром не минут уроки!
Поверьте, даром не минут уроки!
Поверьте, даром не минут уроки!

О.В. Ильюшина, 2017 г.


И. Кальман. Ария мистера Икс. Принцесса цирка.


Коробейники.


Н.А. Римский-Корсаков. Полет шмеля. Вокализ хора Оптиной пустыни.

Комедия дель-арте «Тифон, или Гигантомахия». (В работе.)

Время и место действия:

Явление первое: ІІ половина XVII – начало XVIII вв. Франция.
Явление второе: І половина XX в. Россия.
Явление третье: наши дни. Украина.

Действующие лица:

Франсуаза де Ментенон – Марина Цветаева – О.И. Она же Франческина, Смеральдина, Воланд.
Поль Скаррон – Андрей Цветаев – В.С. Он же Пьеро, Бегемот.
Нинон де Ланкло – Софья Парнок – Т.Р. Она же Изабелла, Гелла.
Мишель де Шамильяр – Сергей Эфрон – С.Ф. Он же Арлекин.

А также:

Максимилиан Волошин. Он же Коровьев, бывший регент.
Михаил Булгаков. Он же Николай Гоголь, Мастер.
Владимир Маяковский. Он же Азазелло, дух безводной пустыни.
Людовик XIV.
Петр I.


1

Год 1653-ий.
Поль и Франсуаза Скаррон.
Музыка: Марсельеза (фрагмент), М. Матье.

Франсуаза: Какая страшная музыка, прямо мороз по коже.
Поль: Бросьте, какой-нибудь добропорядочный буржуа перепил в кабаке и решил тряхнуть стариной – горланит пошленькую мазаринаду. Я сам сочинял такие. Дайте припомню...

Черт злорадствуй, черт дери,
Черт дери вас за вихры!
Черт дери гнилую власть,
Черт сведи ее напасть!

Бей мальчишек, бей козу,
Не жалей свою лозу!
Бей мальчишек, бей козу,
Не жалей свою лозу!

Франсуаза: Чем провинились бедные мальчишки?
Поль: Мальчишки – строптивый народец и часто заслуживает хорошую порку.
Франсуаза: Допустим, а коза? Чем согрешила коза?
Поль: Она нас обидела.
Франсуаза: Вас, кавалера при шпаге, обидела коза?
Поль: Франсуаза, Вы бываете на редкость глупы! В конфликте с козой шпага – наибесполезнейший предмет. Или Вы предлагаете драться с ней на дуэли?
Франсуаза: А пнуть ее Вы не догадались? (Укоризненно.) Сравняли с ребятишками. Нет, Поль, у Вас патологическая любовь к живности… (Фоном: рефрен Марсельезы.) Вы слышите, снова? «К оружию, граждане! Постройтесь в батальоны…»
Поль: Моя дорогая, меня пугает Ваше умение слышать то, чего не слышат другие. Или Вас посетила Муза поэзии, которую Вы упорно отвергаете? Имейте в виду, она дама капризная, навязываться не станет.
Франсуаза: Мне не нравятся литературные упражнения.
Поль: Как Вы, наследница Агриппы д`Обинье и супруга Поля Скаррона, не любите поэзию?
Франсуаза: Французская поэзия безнравственна, Поль, а другой я не знаю.
Поль: Упражняйтесь нравственно!
Франсуаза: Для кого? Вы предлагаете беседовать наедине с собой? Такая перспектива Вас не удручает?
Поль: Все же лучше, чем слышать голоса.
Франсуаза: Голос, Поль, Голос.

(Появляется Нинон де Ланкло.)

Поль: Мадмуазель Нинон, повлияйте на Вашу подругу! Ее голоса не оставляют нас в покое.

Нинон: Голос, дорогой аббат, Голос!
Поль: Черт побери вас обеих вместе с вашими дурацкими голосами!
Нинон: Мсье Скаррон, Вам покровительствуют пифии, а Вы капризничаете.
Поль: Довольно, я обращаюсь в слух и жду занимательную историю о королевском дебюте в роли Восходящего Солнца.
Нинон: Меня гораздо больше занимает навязанный королю образ.
Поль: Не все же королям играть шутов!
Нинон: Но Король Солнце – это слишком!

(Многозначительный взгляд на Франсуазу.)

Поль: Я Вас не понимаю!
Франсуаза: Кажется, я понимаю. Поль, Вы помните, кто убил Пифона и овладел оракулом?
Поль: Ну, конечно! Аполлон!
Нинон: Людовик не был застрелен из рогатки…
Франсуаза: Стараниями Мазарини!
Нинон: …а потому ему примеряют новую роль, Аполлона, разящего Дракона.
Франсуаза: Дракона, со смертью которого началась эпоха олимпийских богов.
Нинон: А символом этой эпохи стал венок из ломаных лавровых ветвей...
Франсуаза: …потому что первой пророчицей была горная нимфа Дафна, что означает «лавр»!
Нинон: Священное посольство сложило кости Пифона на треножник и ломало лавр во имя победы!
Поль (раздраженно размахивает руками): Э-э-э, хватит мне пересказывать то, что я и без вас давно знаю! Растараторились, как сороки! Скажите лучше, кого видите в роли Дракона.
Франсуаза: Когда на сцене ставят бурлеск и короли играют шутов, под маской Дракона прячется тот...
Нинон: ...или, та...
Франсуаза: ...кого боятся больше других.


2


Годы спустя.
Фоновая музыка: «Vos mépris chaque jour» М. Ламбера.

Мишель: Еще не вечер, а король уж на ногах не держится!
Франсуаза: Прибила бы того, кто ему наливает!
Мишель: Он не мальчишка, чтобы его спаивать.
Франсуаза: Не мальчишка, говорите? Взгляните, как лихачит через стол? (Взрыв хохота где-то вдалеке.) Не мальчишка не выставляет себя на осмеяние двора. Они показывают на него пальцем, а наш дурак и рад стараться!
Мишель: Не злитесь. Хотите мороженое?
Франсуаза: Морковное.
Мишель: Будет Вам морковное. (Встревоженно.) Сюда идет король.
Франсуаза: Мсье де Шамиляр, не оставляйте нас надолго. Его Величество во хмелю себя не контролируют.
Мишель: Я скоро.
Король: Мадам де Ментенон, Вам не приходит в голову, что мы можем обидеться в ответ на Ваше нежелание замечать нас?
Франсуаза: Вам вернее гневаться на того, кто Вас замечает.
Король: Что хотите этим сказать?
Франсуаза: Только то, что Вы милостивы к смешкам у Вас за спиной и нетерпимы к той, кому они болят.
Король: Вы забываетесь!
Франсуаза: Вы давно забылись!
Король (меняет тон на игривый): Мне нравится, когда вы злитесь. Кто Вас покусал, злюка? (Непристойно тянется к бедрам.)
Франсуаза: Флер де Лис!
Король (одергивает руки): Она не пчелка, у нее нет жала. Это всего лишь цветок, прекрасный образ душевной чистоты Девы Марии.
Франсуаза: Вы полагаете? Забавно, что мне об этом ничего не известно!
Король: Я Вас не понимаю! (Подходящему Шамильяру.) Мсье Шамильяр, может быть, Вы объясните нам, чем озабочена мадам де Ментенон?

Франсуаза (оглядывает залу): Эта зала кричит тайными посланиями. Но от невежд, вроде меня, сокрыта суть вещей, не так ли? А хотите, я дарую Вам ключи Царства? Эта лилия, например, повторяет своим начертанием циркуль, наложенный на наугольник, и символизирует… нет, не Деву Марию, а источник света видимого в Царстве невидимом. Но Ваша зазноба, Флер де Лис, благоволит маскараду, как зазеркалью, а потому рядится в маску пчелки или двуглавого орла.
Король: Откуда Вам известно?
Франсуаза: Нам известно все – прошлое, настоящее, будущее.
Король: Кто Вы?
Франсуаза: Та бездомная нищенка, в чьих покровах царствует Флер де Лис.
Король: Вы говорите точь-в-точь, как мой министр финансов, когда намеревается отказать нам в удовольствии, умно, запутанно, и я… (Запинается, осененный догадкой. Следующая реплика звучит гневом.) Вы святотатствуете!
Франсуаза: Им поверили, а мне нет? Что ж, если требуются доказательства, Вы их получите. Но я требую, чтобы прекратили пьянствовать, иначе Сам Бог не пробьется в Ваши сны. Вернемся к нашему разговору завтра. Доброй ночи, Ваше Величество!
Король (резко): Куда Вы?
Франсуаза: К Вашим детям. Они хотя бы не отрицают во мне Мать. (Выходит.)
Мишель (протягивает королю стаканчик): Мороженое?
Король: Сумасшедший дом! (Выходит протрезвевшей походкой.)


3


Фоновая музыка: Имре Кальман, «Я покинул тебя, Париж».

Солнце Вечера – добрее
Солнца в полдень.
Изуверствует – не греет
Солнце в полдень.

Отрешеннее и кротче
Солнце – к ночи.
Умудренное, не хочет
Бить нам в очи.

Простотой своей – тревожа
Королевской,
Солнце Вечера – дороже
Песнопевцу!

Распинаемое тьмой
Ежевечерне,
Солнце Вечера – не кланяется
Черни.

Низвергаемый с престолу
Вспомни – Феба!
Низвергаемый – не долу
Смотрит – в небо!

О, не медли на соседней
Колокольне!
Быть хочу твоей последней
Колокольней.


Читать больше
"Моим стихам, как драгоценным винам, настанет свой черед..."

Благословляю ежедневный труд,
Благословляю еженощный сон.
Господню милость и Господень суд,
Благой закон – и каменный закон.

И пыльный пурпур свой, где столько дыр,
И пыльный посох свой, где все лучи...
– Ещё, Господь, благословляю мир
В чужом дому – и хлеб в чужой печи.

М.И. Цветаева, 1918 г.


Цветаевский словарь

Господню милость и Господний суд... Строки отражают мировоззрение богов: одного – миловать, другого – просеивать. Коль скоро вы отворачиваетесь друг от друга, чтобы порабощать и самоутверждаться за счет ближнего, я благословляю суд над вами вашего бога.

Благой закон – и каменный закон... Наш закон – и закон, данный вам на скрижалях.


Материалы к пьесе

Марсельеза. Исполняет М.Матье.


Vos mépris... Lambert.