Материалы к беседе

Бесогон TV. Что вам от нас надобно?


Рэб Ариэль. Вечные вопросы. Что есть совесть?


Отрывок из учебника альтернативной истории для 5 класса

«Прежде всего, нас интересует, как славяне называли бога. Наряду со славянским «бог», у них есть другое слово — «создатель». Если бы это понятие вошло в нашу жизнь с христианством, то имели бы его греческий аналог.

Кого называют Создателем? Это не Творец-демиург, чей творческий замысел эгоистичен. Создатель не станет просеивать людей, чтобы отобрать пригодные для строительства кирпичи. Приставка «со-» указывает на совместное с человеком творение. Отсюда, созидать — совместно строить. Другими словами, славянский бог — Содеятель мира совместно с человеком.

Аналогично образовано слово «совесть». «Весть» происходит от «ведать», «знать». Совесть — это коллективное знание. Что значит, «совесть не позволяет»? Это значит, что обществом выработано понимание добра и зла, сверяясь с которым, корректируем свое поведение.

Понятие совести отсутствует у иудеев. Оно привнесено Марией и получило распространение с проповедью Иисуса. Христианские богословы немало потрудились для его уничтожения, трактуя совесть как божественный помысел человека. Благодаря этой редакции совесть из коллективного творения выродилась в мелкое индивидуальное переживание...»

Беседа 8. Что Вам от нас надобно?
Ответ Н.С. Михалкову

Я ежедневно прослушиваю кое-какие интервью, дебаты, когда позволяет время, обращаюсь к «Бесогон-TV», и я благодарна Вам, Никита Сергеевич, за выпуск «Чего вам от нас надобно?» Надо сказать, я не услышала ответ на поставленный вопрос. Вернее, Ваш ответ не удовлетворил меня, но я многое вынесла из Вашей передачи лично для себя. Спасибо Вам!

Когда мы говорим о полярности мира, о многополярности, то, верно, вкладываем разное содержание в эти, казалось бы, прозрачные понятия. Мне импонирует, как А.В. Макаревич отвечал в гостях у В.В. Познера: я до сих пор не знаю, что такое рок-музыка, потому затрудняюсь ответить, могу ли называться рок-музыкантом… Давайте начнем с того, что определимся с многополярностью.

Еще сто лет назад существовали так называемые национальные государства, каждое из которых было своеобразным полюсом, вокруг которого вращалась общественная жизнь нации. Эта многополярность объясняется некоторыми особенностями ментальности, традиций, а, прежде всего, обстоятельствами исторического развития. И немцу трудно было хранить отеческую культуру где-нибудь во Франции, французу – в Японии, японцу – в России и так далее. На сегодняшний день существование национальных культур стоит под большим вопросом: когда русские режиссеры снимают ремейки американских сериалов, когда наши модельеры во всем наследуют европейских кутюрье, когда наша система образования подстраивается под Болонский процесс, выхолащивается единообразная культурная среда.

Нет, я не противник глобализации. Напротив, я считаю глобализацию неотвратимым процессом: уходит, слава богу, культурное наследие безграмотного люда, с его прославлением народных войн, убийств, с его потрясающей глупостью суеверий… Вопрос в другом: когда наши молодые люди приобщаются к этой новой, англоязычной, культуре, они недоумевают: а зачем, собственно говоря, нам нужна эта самая многополярность? Ведь многополярность искусственно создает конкуренцию на рынке. На этой конкуренции зарабатывает небольшая группа собственников, олигархи. А в чем наша заинтересованность? Зачем нам экономические войны, санкции?

Никита Сергеевич, Вы говорите: мы просто хотим иметь свой голос, хотим существовать в параметрах национальных интересов. А в чем состоят эти самые – подчеркну, национальные – интересы в условиях глобализации? Какая связь между голосом народа и голосом собственника? Вы защищаете собственника, а что защищать русскому человеку? У советского человека была вера в себя, были идеалы, отличные от европейских, была народная собственность. А теперь? Предположим, начнется война – за что воевать русскому народу? За могилы предков? Так на них никто не посягает. За землю, которую в любую минуту у него могут отобрать, п.ч. кому-то вздумалось строить развлекательный комплекс? Вот и выходит, что в условиях либеральной экономики идея какой-то там многополярности проигрывает единому мировому порядку. Тогда и титанические усилия В.В. Путина по спасению русской государственности – ничто иное, как преступный режим, препятствующий народному счастью.

Я помню, как Н.В. Стариков воодушевлял народ после введения санкций: «…мы что, не потерпим… мы, русские люди, не обойдемся?» Я глубоко симпатизирую Николаю Викторовичу, но мне до сих пор болит один из его эфиров, где он одергивает человека, объясняющего, почему он, Стариков, не имеет права решать за народ, что он потерпит, а чего терпеть не станет. Тот имеет право говорить от имени народа, кто терпит нужды народа, и чьи дети терпят нужды народа. К слову, И.В. Сталин такое право имел. А слова Николая Викторовича о затянутых поясах, простите, звучат пошло.

Вы настаиваете на национальных интересах. А какими интересами будете руководствоваться Вы, выбирая вакцину для своих внуков? Вы думаете, национальный интерес должен влиять на решение вкладчика или все-таки надежность банка? Вы чувствуете фальшь, когда люди состоятельные, имеющие недвижимость за рубежом, скупающие продукцию мировых брендов, обязуют народ покупать товары национального производителя?

Я не зря обратила Ваше внимание на Вашу неготовность говорить о русской идее. Ее нет. Более того, Вы спустили на тормозах, когда в Конституции РФ прописали запрет государственной идеологии. Это означает, что Вы не вправе реагировать на продвижение либеральной идеологии – на сегодняшний день у нее нет и не может быть конкурентов. По большому счету, господа любезные, вы все – патриотически настроенные либералы.

Никита Сергеевич, Вы меня простите за резкость. Я, может быть, повторюсь, но я ставлю Вас в один ряд с В.В. Путиным и С.В. Лавровым, и считаю Вас одним из выдающихся мужей современности, потому позволяю себе такую вольность. И Вы, и я сердцем чувствуем, что есть нечто, что Вы опускаете, но что определяет нашу обособленность от прочего мира. Вот это нечто лежит в мире идей, и это нечто сегодня захлебнулось в дерьме; а подними его, омой – и народ иначе будет смотреть на национальные интересы, многополярность и все остальное.

Я хочу привести пример из истории украинских революций. Обе революции нашего времени вершились на гребне одних и тех же идей, муссированных на телевидении, в прессе, в соцсетях. Одна из них звучала чаще других. Европейцы тем отличаются от нас, что они законопослушны, а наши люди аморальны, п.ч. получают зарплату в конвертах, обкрадывают государственный бюджет. Как правило, такие мысли высказывают ничем и никем не озабоченные молодые люди. Когда они подрастают, и им на голову сваливаются больные родители, появляются дети, они становятся тише. Суть вопроса не в этом, а в том, чем же руководствуется русский человек, когда оставляют за собой право получать зарплату в конвертах? А русский человек и украинец рассуждают так: когда олигархи обворовывают нас, выводя капиталы в офшоры, когда, пользуясь властью, создают для себя преференции в бизнесе, когда я переплачиваю за каждую единицу товара в десятки раз, по сравнению с его рентабельной стоимостью, когда о моих стариках и моих детях некому позаботиться, кроме меня, я считаю БЕЗНРАВСТВЕННЫМ отрывать от семьи кусок хлеба.

Это важно понимать: европейцы забыли о нравственности, они моральны. Мораль – это представление о том, что хорошо и что плохо в данный момент. Мораль исторична: то, что считалось аморальным вчера, сегодня приветствуется, и наоборот. Потому что мораль – это следствие закона. Блюдешь закон – морален, не блюдешь – аморален. Вот почему европейцы не знают настоящей свободы, они лишены собственного я, они не способны заявить о себе во весь голос, они рабски покорны. А у нас европейские реформы не проходят – не потому что народ плохой, а потому что европейская мораль противоречит русской нравственности. Приведите закон в соответствие с русской нравственностью, и вы получите порядок.

Я предлагаю послушать ребе – высказывание о том, что есть совесть.

Либерализм – продукт еврейской ментальности. Англо-саксонская цивилизация, европейская цивилизация – тоже продукты еврейской ментальности, законничества. Тогда, две тысячи лет назад, мы воспитывали в человеке нравственное начало. В этом смысл слов: познайте истину, и истина сделает вас свободными. А европеец уверен, что свободным его делают деньги. И когда Вы, Никита Сергеевич, спрашиваете, что вам всем, русофобам, от нас надобно, ищите ответы в народной ментальности.


Я хочу отнять еще немного вашего внимания и поговорить о другой навязываемой нам ценности. Это культ молодых и энергичных людей. Украинская революция отстранила от власти стариков, их место заняла молодежь – те, кем легче манипулировать вследствие возрастной глупости и отсутствия опыта. В безнравственной моральной Европе эта ценность прижилась: старики одеваются по примеру внуков, таскают рюкзачки за плечами, слушают молодежную музыку и вообще всячески впадают в детство. У нас, слава богу, наблюдается обратная тенденция: старики, отцы поднимают молодежь. Русские этого не понимают, иначе М.Н. Задорнов не таскал бы на свои концерты ребенка и не преподносил ее сомнительный талант с точки зрения нравственной чистоты. Какого черта я должна слушать ребенка? Пусть она слушает отца и мать, своих учителей, а когда подрастет – меня, еще лучше – мужа. Девочка, конечно, не виновата, но Михаил Николаевич – виноват.

Знаете, я долго думала, как назвать наше движение. Белое? Это название слишком завязано на белой эмиграции. Коммунистическое? Но мы разделяем далеко не все ценности большевиков, п.ч. большевизм вырос из демократии, из слепого бунта. Пожалуй, самое верное определение – отеческое движение. Ведь это движение, к отцовству – в крови русского человека. У нас и царь – батюшка, и вождь – отец родной. Отечество, наше Отечество, должны строить и поднимать отцы! Мое слово – это слово, прежде всего, к отцам, настоящим и будущим.

О.В. Ильюшина

"Моим стихам, как драгоценным винам, настанет свой черед..."

Вскрыла жилы: неостановимо,
Невосстановимо хлещет жизнь.
Подставляйте миски и тарелки!
Всякая тарелка будет – мелкой,
Миска – плоской.

Через край – и мимо
В землю черную, питать тростник.
Невозвратно, неостановимо,
Невосстановимо хлещет стих.

М.И. Цветаева, 1934 г.