Материалы к беседе

Н.С. Михалков отвечает на вопросы А. Михайловской. Программа «Взгляд».


Мой душевный камертон

Фрагмент мюзикла «Король-Солнце». Партию Филиппа І Орлеанского, брата короля, исполняет Кристоф Маэ.


Комментарии

Я видела две постановки этой сцены и остановилась на той, что развязнее. Пусть авторы представили реальность в несколько преувеличенном виде, может быть, излишне подчеркнули нетрадиционную ориентацию герцога, но в целом это то, с чем столкнулась, войдя в Версай. Я хочу, чтобы вы сами почувствовали грань, когда свобода переходит во вседозволенность, а игра становится пошлой. Эта постановка, учитывая ее исторический контекст, безупречна. А реальность – отвратительна.

У меня и в мыслях нет ограничивать права геев, но согласитесь, само деление людей на «таких» и «не таких», пропаганда нетрадиционной ориентации на телевидении и в прессе неприемлемы для воспитанного общества.

Герцог Орлеанский страдал аутизмом, вследствие чего был излишне раздражителен, говорлив, невнимателен к людям. Ему трудно быть счастливым рядом с женщиной, п.ч. женщины требуют к себе повышенного внимания, а ему не дано реагировать на скорые перемены настроения. Это болезнь всех аутистов – тех, кого долгое время держали в интеллектуальном рабстве.

Аутисты и те, кого еврейский бог по злобе своей приводит не в свое тело, всегда будут тянуться к себе подобным. Но даже если попробуете «запретной» любви, в этом нет ничего страшного. Я только хочу, чтобы право на нее оставалось за людьми, для кого это естественная потребность, а не похоть. По себе знаю, что значит быть мужчиной в женском теле.

Беседа 7. О русской цивилизации:
ответ Н.С. Михалкову

Так складывается, что я мыслями возвращаюсь к Н.С. Михалкову. Не потому, что он в чем-то не прав или задевает мои чувства… Понимаете, мы невольно тянемся к людям, которые нам симпатичны. Я не исключение. И хотела сбежать – да не вышло. С другой стороны, почему Никита Сергеевич должен отдуваться за всех? Возьми я высказывания любого другого – от него камня на камне не осталось бы! Но такие выпады унизительны, прежде всего, для меня – все равно, что спрашивать с младенца, почему не обут и не одет толком. Мама с папой куда смотрели? Есть родители – с них и спрашивай. А Никита Сергеевич принадлежит к поколению отцов – значит, не зря возвращаюсь к нему мыслями.

Давайте послушаем его мысли о русской цивилизации.

Слушаем: до 1:50.

Никита Сергеевич, я сожалею, что Вы отказываетесь рассматривать русскую идею, но пусть будет по-Вашему, остановимся на русской цивилизации. Я понимаю, формат живого диалога не позволяет высказаться вдумчиво, и все-таки… Вы совершенно справедливо вспомнили о таинственной русской душе, особом пути и о том, что смысл этих понятий выхолощен. Потому с трепетом сердца ждала, что же Вы вложите в эти понятия, и была разочарована. Понимаете, я не вижу смысла беречь русскую цивилизацию, если представляет собой мост, на котором встречается Запад и Восток. Все это напоминает банальную кухню – окрошку, если позволите. Скажите, разве для диалога между европейцами и китайцами нужен посредник? Они и без нас прекрасно находят общий язык. Неужели основополагающий смысл русской цивилизации сводится к тому, чтобы обезьянничать, копируя соседей?

Никита Сергеевич, Вы отличились резкими выпадами в адрес А.В. Макаревича. Бесспорно, Вы имеете право на гнев. Но проявления гнева бывают разными. Гневом можно сказать: я люблю тебя, паршивец, долго еще будешь нервы мотать? Или: пошел вон! Вы – гоните, отказываете человеку в понимании, отказываетесь от него безоглядно. Точно так и нас гнали в Украине, говорили: езжайте в свою Россию, вы нам не нужны, вы не наши… А в чем не прав Макаревич, когда говорит о русской цивилизации как «о территории, которая много веков диктует своим соседям, как надо жить, в то время как соседи не хотят жить так, как мы»? Вы сами только что отказали России в идейности, подчинив ее цивилизационным ценностям Запада и Востока.

Даже я соглашусь с Андреем Вадимовичем: «у России нет авторитета, чтобы убедить своих соседей жить с ней в одном государстве». Вы могли бы стать таким авторитетом, если бы остановились и подумали о таинственной русской душе и об особом пути. Но Вы этого не сделали. Вы не выстроили фундамент Русского Дома, и потому он трещит, угрожая обрушиться. Как бы вы ни называли себя – русскими патриотами, центристами, монархистами или как-то иначе – вы наследуете ценности либеральной, западной цивилизации. Но реализуете их не в полной мере, накладываете некоторые ограничения. Причем логика вашего приятия или неприятия объясняется исключительно эгоистическими потребностями: принимаете удобные для себя ценности и отказываетесь от всего, что вас притесняет. Андрей Макаревич, которому не откажешь в разумности, справедливо возмущен: зачем лгать, нет никакой русской цивилизации, есть путинский режим, а Украина, что бы там ни происходило, это бомба замедленного действия против России… И потому он будет поддерживать Украину, подтачивать этот режим, чтобы на обломках империи выстроить понятный ему мир.

Никита Сергеевич, Вы говорите, чтобы понять Россию, необходимо время. Вы этим временем располагали – целой жизнью, чтобы понять и объяснить другим, что же такое загадочная русская душа. Это Ваша задача, а не еврея Андрея Макаревича. Он свалился в этот мир с его нищетой по углам, какими-то смутными принципами, которые спускаются сверху и которые там же, наверху, отрицаются. Оглянулся по сторонам и определился: мать честная, я живу в жалкой стране, а где-то там, на Западе – настоящая жизнь, во всем узнаваемая, родная, понятная, с «Битлами». Это узнавание душой той среды, откуда она пришла. Макаревич не рефлексирует – он идет домой, идет напролом, по трупам, и тянет за собой миллионы наших соотечественников. Но и Вы не рефлексируете, потому что до сих пор не сказали, чем же русская цивилизация, русская душа отличаются от прочих. Не продемонстрировали соответствующее поведение.

Вот Вы вспомнили о загадочности русской души. Для кого она загадка? Для еврея Макаревича, который последнее время все глубже уходит в еврейство. А для Вас? Если Ваша душа для Вас загадка, значит, Вы закрыли ее, придавили, зажали, отвернулись от себя совершенно! Понимаете, меня бегство Андрея Макаревича интересует только в связи с Вашим бегством. Вы не дали ему определиться, с кем он хочет быть и в силу каких причин.

Русский человек многое видит: несправедливость, грязь, закулисную игру, и это радует. Но в русском человеке – здесь, у нас – не воспитано умение видеть красоту в другом.

Осуществление человека, когда ему не ставят подножку и он не валится в грязь под всеобщее осуждение в свинстве. Вот эту красоту – величину – нельзя не замечать в Андрее Вадимовиче. Ее нет в Дмитрии Гордоне, Матвее Ганапольском, Игоре Коломойском – тысячах других засланных казачков еврейского происхождения и не только... Они – осуществление либеральной, ягвической, цивилизации. Но нельзя отказать в человечности Андрею Вадимовичу, Савику Михайловичу или, скажем, украинскому Президенту Петру Алексеевичу. Дайте им время определиться.

Слушаем дальше: с 1:50 до 3:02.

Все, о чем говорите здесь, меня глубоко огорчило. Я не стала вдаваться в подробности и искать, какие смыслы вкладываете в понятия «страна», «проект». Но я хочу сказать, что Вы не правы, когда утверждаете, что история Соединенных Штатов выстроена на потрясающе выгодном стечении обстоятельств. Этот глобальный бизнес-проект, как Вы выразились, исключает случайности: США последовательны в создании общественных катаклизмов, умело ими используемых. Об этом довольно много и обстоятельно говорит Н.В. Стариков, потому не останавливаюсь. Но как Вы могли сказать, что Россия действовала бы так же? Вы не видите ничего предосудительного в том, чтобы делать деньги на чужой беде? Никогда – я подчеркиваю, никогда – Россия не поступала так, как поступают США! Россия подчинила себе огромные территории, это правда, но не использовала их в корыстных целях – напротив, посылала помощь, строила заводы, фабрики, больницы, школы, электростанции, даже атомные станции… А Штаты? Обрушивают экономику, выхолащивают духовность, чтобы в сжатые сроки воспитать обслуживающий персонал, создают условия для продажи стратегически важных экономических объектов. А когда заходит речь о стратегических территориях, вроде Молдовы, Украины и Казахстана, разжигает гражданские войны, топит людей в крови.

Вот, в чем одна из особенностей русской души и русского пути. А Вы ее одним махом…

Слушаем еще: с 33:56 до 40:09.

Примечательно, что в этой идее – свободе, равенстве и братстве – Вы оставляете за собой право на свободу, отказываясь от равенства и братства. Никита Сергеевич, не обижайтесь, но я подчеркну: за собой оставляете – другим отказываете. Какая же это свобода, если работодатель требует от таксиста работать двенадцать часов в сутки? У него дома нет прислуги, и дети сидят без нянек. Если владелец сети мелких магазинов отказывает продавцам – совсем еще юным девчонкам – прерываться на обед? Почему эгоизм одного должен сказываться на здоровье моих детей? В чем свобода гостиничного персонала, когда хозяин избивает их бранью только за то, что не подсуетились или ответили как-то не так богатому клиенту? Молодуха, может, и уйдет, а мать будет терпеть.

Никита Сергеевич, выбирая свободу для себя, Вы выбираете либерализм. А люди – россияне, украинцы, европейцы, китайцы, американцы – соблазняются демократией. Потому что демократия и социализм – с их идеями свободы, равенства и братства – взращены на одной идеологической почве. Людей ведут не демократы и большевики, нет, а эти три фундаментальные идеи – свобода, равенство, братство. Они – представление человека о справедливости. Когда Вы этого не понимаете, Вы отворачиваетесь от народа, и Вас совершенно справедливо упрекают в барстве. И я упрекаю. Немного раньше Вы использовали фигуру речи «в лапти и в народ» – она не могла сорваться с Ваших уст, кабы не барство. Вы озабочены народом, как добрый барин своими холопами, а не как любящий отец – детьми.

Никита Сергеевич! Вы справедливо заметили, что советская школа воспитывала творца, а современная – потребителя. Задумайтесь, почему? Ну, зачем мне, собственнику, свободные мыслящие люди? Нет, мне нужны исполнительные, интеллектуально ограниченные винтики моей экономической империи – такие, которые будут думать, что получили хорошее образование, а на самом деле... Учить Пушкина, Достоевского, Пастернака, а потом идти оператором колл-центра, проходить курс по манипулированию сознанием клиента и втюхивать простакам немецкие фильтры? Понимаете, в чем дело: советская школа воспитывала творца, потому что у себя на заводе, на фабрике, в больнице, в университете мы чувствовали себя творцами. Вы знаете, что во время Украинской революции наибольшим нападкам подверглись… нет, не русские, проживающие в Украине, и даже не россияне, а люди, воспитанные в СССР, сохранившие прежнюю культуру отношений. С экрана телевизора без стыда говорили о том, что для осуществления украинской идеи необходимо, чтобы ушло наше поколение. Попросту сдохло! Потому что новое поколение – совершенно необразованное, амбициозное, не имеющее представления о гордости – нацелено на пирамиду, на карьерный рост, на конкуренцию…

Вы спрашиваете, как может быть равенство? Один учился в университете, получил высокооплачиваемую работу, а другой нигде не

учился, развратничал, пропил, все спустил. Где справедливость? Спросите о ней человека пьющего, и он ответит: я работаю сутками, семьи не вижу, зарабатываю копейки, а человек, пользующийся моим трудом, сидит вальяжно в кресле и рассуждает о судьбах России, еще и лапти поминает… Беспросветность в жизни русского человека вызвана не нищетой – несправедливостью. Вы осуждаете Майдан, я осуждаю Майдан, но стоявшие на Майдане люди, люди с Болотной вышли за справедливость и требуют к себе уважения.

Никита Сергеевич, я все это говорю Вам не потому что оторвались от народа, а потому что совестливы. Вот я иду киевскими улицами, наблюдаю людей, конечно же оцениваю: деточка, красота не стоит того, чтобы морозить уши… у этой пальто совсем прохудилось; нищенскую свою зарплату выложила за сапоги и сумку, а на остальное не хватило; наверное, сидит голодом… вот забавный мальчишка, и семья хорошая, это же видно, а одеваются с чужого плеча… этой дуре, должно быть, лет сорок, а морит себя голодом, чтобы втиснуться в подростковую одежду… Понимаете, для меня все люди равны – и сердце болит одинаково за всех. Не болит – за тех, кто своим поведением отрицает человечность. Тех, кто врывался в чужие дома, насиловал, расстреливал, грабил… Вы же, напротив, поднимаете их, противопоставляете советскому человеку. Все верно, у убийц и насильников есть страх божий – а у моих детей нет. И я горжусь лицами советских людей, любуюсь ими! В Программу «Наш дом – Лебедия» нарочно клала не материальные блага, а лица – и много нервничала, потому что качество старой печати вынуждало отбраковывать материал пачками.

Никита Сергеевич, понимаете, что происходит… Вот Вы говорите о равенстве перед алтарем – а о боге, равняющем всех перед алтарем, Вы подумали? Он называет себя отцом, так оцените его поведение с точки зрения отцовства! У Вас замечательные дети, они росли на наших глазах. Вы можете предположить ситуацию, что одного Вы станете кормить, а другого отправите просить подаяние; одного обуете в респектабельном магазине, а другого отправите на барахолку? Когда это Ваши дети, Вы имеете перед ними равную ответственность. И даже если кто из них захочет хипповать, возьмете за шкирку и приведете в чувство. Потому что дети, в отличие от в взрослых, никогда не рефлексируют. Если Вы внимательно наблюдаете людей, то не можете не замечать, что среди нас доминируют дети. Кто стоял на Майдане? Дети стояли! И как бы страшно не звучало, дети разливали по бутылкам коктейль Молотова. Я это хорошо знаю, потому что это мои дети.

Да, люди не равны между собой: у нас разная ответственность друг перед другом, родительская и детская. Но отец не берет себе больше, чем может дать своим детям. И ежели Вы, как и я, чувствуете за собой право на отцовство, то не станете отрицать бытовое равенство для всех. Запил? – Встряхнуть его хорошенько! Но тогда перед нами стоит другая задача – оградить наших детей от выродков. На кого сегодня каторжно трудятся наши дети? На собственника, на криминал. Пройдитесь днем по нашим неблагополучным районам – пьяные бомжи на скамейках, молодые парни ходят группами, как бы и где бы урвать… Наркоманы сбиваются в стаи, чистят мусорники… Они не работают, они потребляют и распространяют зловония… у кого-то из них за спиной отсидка, у кого-то десяток приводов в милицию… По какому праву мешаете с ними народ? Вы говорите, народ вместе с бандитами отобрали заводы, а разве сейчас, на нашем веку, не произошло обратное? Ваших детей обокрали, а Вы защищаете вора только потому, что занимаете с ним одну социальную ступень и здороваетесь за руку? Не стыдно?

Вы говорите, что тогда, после гражданской, понадобились годы для восстановления экономики, чтобы эти самые заводы и фабрики заработали снова! Это ложь! Да, были диверсии, но заводы как работали, так и продолжали работать, только теперь в условиях экономической изоляции. До сих пор они обслуживали незначительное число обеспеченных людей, в то время как в деревнях крестьяне вели натуральное хозяйство. В 20-30-ые годы наши деревенские женщины не знали, что такое нижнее белье. В Сибири, в сорокаградусные морозы надевали по десять юбок поверх голых ног. И каждого нужно было обуть, одеть, оторвать от прялки, выучить. Нужно было увеличить товарооборот в десятки, в сотни раз, чтобы на деле реализовать идеи свободы, равенства и братства! Вот почему И.В. Сталина до сих пор называют отцом. И я, несмотря ни на что, за ним это право на отцовство признаю.

Конечно, пострадали интеллигенция, священники... Знаете, я Вам скажу жесткую вещь, но это правда: пострадали хамы, выскочки. Вы говорите, за томик Толстого могли расстрелять… Я не знаю: вероятно, такой факт имел место быть. Но я прожила в революционной Москве все годы Гражданской войны и не скрывала, что являюсь женой белого офицера. Читала красноармейцам стихи, снабжала знакомого комиссара томиками «Войны и мира», а тот подыскивал мне работу… Об этом стоит задуматься.

О.В. Ильюшина

"Моим стихам, как драгоценным винам, настанет свой черед..."

Приметы

Точно гору несла в подоле –
Всего тела боль!
Я любовь узнаю по боли
Всего тела вдоль.

Точно поле во мне разъяли
Для любой грозы.
Я любовь узнаю по дали
Всех и вся вблизи.

Точно нору во мне прорыли
До основ, где смоль.
Я любовь узнаю по жиле,
Всего тела вдоль

Стонущей. Сквозняком как гривой
Овеваясь, гунн:
Я любовь узнаю по срыву
Самых верных струн

Горловых, – горловых ущелий
Ржавь, живая соль.
Я любовь узнаю по щели,
Нет! – по трели
Всего тела вдоль.

М.И. Цветаева, 1924 г.


Цветаевский словарь

Я любовь узнаю по боли всего тела вдоль… По боли распятого на кресте.