Материалы к беседе

Протоиерей Д.Н. Смирнов о гневе и безгневии. Видеозапись эфира на радио «Радонеж».


Мой душевный камертон

Е.С. Максимова. Тарантелла. Балет «Анюта».

Беседа 6. О гневе и безгневии:
ответ Д.Н. Смирнову

Дорогие дети! В прошлый раз мы затронули тему свободы и рабства. Андрей Сергеевич предложил рассматривать свободу сквозь призму гнева и безгневия. Не знаю, заметили ли вы, но о монахе не сказано, какого он вероисповедания, буддист или христианин. Да это и не важно, п.ч. порабощение – суть не отдельно взятого религиозного учения, а религии в целом. И даже когда советский человек строил атеистическое общество, над ним довлел этот дамоклов меч. Рабство вошло в наши традиции, в наши литературу, самосознание – мы усваиваем его, помимо нашей воли.

Сегодня хочу обратить ваше внимание на слова священнослужителя РПЦ Д.Н. Смирнова, прозвучавшие ответом на вопрос: как научиться не раздражаться?

Предлагаю разобрать ремарку.


«Раздражение – это признак того, что человек обуреваем страстью гнева».

Давайте подумаем, когда человек раздражается? Опаздывает на работу – раздражается? Не может взять в руки детей – раздражается? Не справляется с поставленной перед ним задачей – раздражается? То есть по аналогии с физическим страданием, когда организм реагирует на раздражитель болевыми ощущениями, мы время от времени испытываем духовное страдание, раздражение или гнев, в зависимости от силы, нас раздражающей.

А что говорит по этому поводу Дмитрий Николаевич?

Он утверждает, что раздражение – это признак гнева. Я не понимаю и не принимаю такое определение по одной простой причине: большое число людей и ситуации, с ними связанные, вызывают мое раздражение. Но гнев – это довольно сильная эмоция, вызванная потрясением. Согласитесь, не каждый день на нас с вами обрушиваются удары такой силы. Встречаются, правда, люди, реагирующие гневом на мелочные ситуации. Я не вижу ничего страшного – так реагируют те, кто испытывает тотальную усталость, или молодые неопытные родители – на шалости детей. И даже если дети попадают под горячую руку, в этом нет беды. Никто не снимает с них ответственность за безобразное поведение. Бывают, правда, клинические отклонения, но это отдельный разговор.

От чего зависит наша раздражительность? Как мы уже отметили, от возраста, жизненного опыта, воспитания. Начальники раздражаются и гневаются чаще подчиненных, и это совершенно справедливо: у них больше внешних раздражителей. Вместо того, чтобы обсуждать и осуждать своих начальников, не дергайте их понапрасну. Чаще гневаются неравнодушные, любящие люди. Дети раздражаются чаще взрослых, потому что у них не воспитана воля. Детский гнев может вызвать любая мелочь: желание заполучить что-либо, ваша нерасторопность и т.п. Такое раздражение является признаком слабоволия и за него необходимо наказывать. Я не могу дать вам четкие указания, когда дитя имеет право на раздражение и гнев, а когда не имеет. Вы сами должны почувствовать. Предположим, ваш сын час бился над задачей и не решил ее, огрызнулся вам. Слабость? Но его волевого усилия хватило на час работы – он имеет право раздражаться. А другой в гневе забросил учебник, так и не открыв его. Такое проявление гнева заслуживает наказания.

Если суммировать все сказанное, гнев – это естественная реакция воспитанного волевого человека на сильный раздражитель. И неестественная, когда слабовольный человек реагирует гневом на незначительные раздражители.

«Гнев – это есть смертный грех».

Вы нас еще попугайте.

Я часто наблюдаю молодых родителей. Вот ребенок делает что-то нехорошее, а родители терпят. Раздражаются – и терпят. Потом терпение лопается, и они подминают то дитя, обсыпают ударами. А еще спустя минут пять ползают перед ним на коленях, целуют, просят прощения за вспышку. Когда спрашиваешь, почему сразу не наподдавал, пока раздражение не перешло в гнев, отвечают, дескать, тогда нужно за все колотить. И это правда. Культура воздержания от гнева возлагает вину на вас, а не на ребенка. В то время как раздражение – это своеобразная розга, останавливающая ребенка. Если вы оставляете за собой право раздражаться и гневаться, ребенок учится реагировать на раздражение, а не на ремень. Если нет – манипулирует вами, потом издевается над учителями, начальниками, особенно, такими, кто считает гнев смертным грехом.

Чему еще учит Дмитрий Николаевич?

«Человек в гневе – это такое заболевание».

Абсолютно согласна. Человек в гневе испытывает глубочайшую душевную боль, что сравнимо с заболеванием. Но если вы больны гриппом, вы боретесь с инфекцией. А если боль вызвана ожогом, то, наверное, следует одернуть руку. Гнев не овладевает вами беспричинно, если только вы не страдаете психопатией. Вас раздражает коллега? Подумайте над тем, что вызывает раздражение. Может, он громко разговаривает, мешает сосредоточиться? Или опаздывает, сваливает на вас утренние заботы? Или неаккуратен? Вы раздражаетесь, говорите, а он не слышит? Значит, он заслуживает ваш гнев. Побить гневом – гуманнее, нежели выносить конфликт на суд начальства.

Я предлагаю устранять раздражительность и гнев, анализируя причины душевного беспокойства. А Дмитрий Николаевич? Воздержанием, молитвой? У вас под носом устраивают пьянку, а вы погружаетесь в молитву? Такие реакции вызывают сомнение в душевном здоровье: вместо того, чтобы сосредоточиться на решении проблемы, вы начинаете пеленать себя, избиваете, мучаете.

Вот еще мысль: «гнев не творит правду Божию».

Еще как творит! Потому что Бог – неравнодушный отец!

«Против гнева помогает развитие в себе страха Божия».

А эта мысль неоднозначна, потому что один отец изгоняет детей из рая, топит их, отдает в рабство, судит и казнит, а другой отдает за вас сына. Потому имеете разный страх перед одним и перед другим. Вы можете выбрать того бога, кто связывает вас чувством вины за естественные чувственные проявления, отвлекает от реальности, мешает выстраивать отношения с людьми. Или другого – отнимающего ваши страхи, дарующего свободу. За вами выбор.

О.В. Ильюшина

"Моим стихам, как драгоценным винам, настанет свой черед..."

Стихи – М.И. Цветаева.
Музыка – М.Л. Таривердиев.
Исполняет – П.В. Агуреева.
Фрагмент кинофильма «Долгое прощание» (2004 г.)


Ландыш, ландыш белоснежный,
Розан аленький!
Каждый говорил ей нежно:
«Моя маленькая!»

– Ликом – чистая иконка,
Пеньем – пеночка… –
И качал ее тихонько
На коленочках.

Ходит вправо, ходит влево
Божий маятник.
И кончалось все припевом:
«Моя маленькая!»

Божьи думы нерушимы,
Путь – указанный.
Маленьким не быть большими,
Вольным – связанными.

И предстал – в кого не целят
Девки – пальчиком:
Божий ангел встал с постели –
Вслед за мальчиком.

– Будешь цвесть под райским древом,
Розан аленький! –
Так и кончилась с припевом:
«Моя маленькая!»

М.И. Цветаева, 1919 г.


Цветаевский словарь

Ландыш, розан – душа. Здесь розан противопоставлен розе.

Маленьким не быть большими… Напоминание о том, что должны умалиться, быть как дети.

Божий ангел встал с постели вслед за мальчиком… Аллегория духовного брака, в котором один рождается сыном, а другой открывается ангелом.