Мастера розы

Фрагмент потолочной росписи церкви Иль-Джезу в Риме. XVI в.
Автор проекта – Микеланджело.
Архитекторы – Дж. да Виньола и Дж. делла Порта.


Отрывок из учебника альтернативной истории для 4 класса

«Дети, у Страшного Суда есть и другая сторона – торжество Ягве, собирающего народ свой в Новом Иерусалиме. Час, когда будут повержены враги престола и, облаченный в белые одежды, Израиль начнет новую жизнь – жизнь в Боге.

Кто же причислен к врагам нового человечества?

На этот вопрос отвечают росписи соборной церкви ордена иезуитов в Риме, где похоронен его основатель – Игнатий Лойола.

Ослепленный божественным светом титан, выронивший факел – это Прометей. А женщина, на чью голову падает огонь – Дева Змея. Обе фигуры теряются в общей массе тел, но таковы условия игры».


Саундтрек к циклу бесед

Саундтрек к фильму «Реквием по мечте» (США, 2000). Фрагмент. Композитор – К. Мэнселл.

Дети! В жизни каждого человека есть период, когда он гонится за синей птицей, а потом вдруг останавливается, оглядывается, и жизнь предстает перед ним, как на ладони – со всеми ее замыслами, свершениями и неудачами, высокими порывами и соблазнами. Вот этот оборот, когда образ птицы рассеивается и остается реальная жизнь, называется зрелостью...
Дети! Я хочу познакомить вас с азами интеллектуальной игры, известной как игра в бисер. Честно говоря, я не хотела выносить на рассмотрение фильм «Двенадцать разгневанных мужчин» по той причине, что отснят он в 1957-ом, то есть давно, и, к сожалению, я не располагаю оригинальным текстом одноименной пьесы Р. Роуза. А потом подумала: почему бы и нет? В конце концов, мои слова будут иметь тем больший вес, чем меньше буду скакать из темы в тему. Во время прошлой беседы я затронула тему «Двенадцати…» – на ней и остановимся...
Дети! Вам, конечно, известен роман немецкого писателя и художника, лауреата Нобелевской премии Германа Гессе «Игра в бисер». Я знаю, многие из вас пытались обнаружить правила и выкладывали мысли в сети. Но игра в бисер – несколько иное явление, нежели могли предполагать в самых смелых своих мечтаниях...
Дети! Сегодня я хочу говорить еще об известной партии, «Убить пересмешника». Я не буду останавливаться на содержании американской драмы, полагая, что знакомы если не с романом Харпер Ли, так с его не менее громкой экранизацией. Хочу положить свои впечатления. Я интересовалась перепиской в соцсетях и могу с уверенностью сказать: никто из непосвященных не уразумел, почему драма получила такое название...
Дети! Если вы спросите, что заставляет меня говорить с вами, я отвечу: боль. Я думаю, не имеет значения, на каких позициях мы с вами стоим, какие ценности защищаем, но единственное, что заслуживает уважение – это боль за свой народ. Потому для наших бесед я выбрала оппонентами Н.С. Михалкова, и вот сегодня – А.С. Кончаловского. Я выбрала людей близких по духу – сильных, неравнодушных, нравственных. И я хочу оппонировать им в надежде заручиться их дружбой и, может быть, поддержкой...
Дорогие дети! В прошлый раз мы затронули тему свободы и рабства. Андрей Сергеевич предложил рассматривать понимание свободы сквозь призму гнева и безгневия. Не знаю, заметили ли вы, но о монахе не сказано, какого он вероисповедания, буддист или христианин. Да это и не важно, п.ч. порабощение – суть не отдельно взятого религиозного учения, а религии в целом. И даже когда советский человек строил атеистическое общество, над ним довлел этот дамоклов меч. Рабство вошло в наши традиции, в наши литературу, самосознание – мы усваиваем его, помимо нашей воли...
Так складывается, что я мыслями возвращаюсь к Н.С. Михалкову. Не потому, что он в чем-то не прав или задевает мои чувства… Понимаете, мы невольно тянемся к людям, которые нам симпатичны. Я не исключение. И хотела сбежать – да не вышло. С другой стороны, почему Никита Сергеевич должен отдуваться за всех? Возьми я высказывания любого другого – от него камня на камне не осталось бы! Но такие выпады унизительны, прежде всего, для меня – все равно, что спрашивать с младенца, почему он не обут и не одет толком. Мама с папой куда смотрели? Есть родители – с них и спрашивай. А Никита Сергеевич принадлежит к поколению отцов – значит, не зря возвращаюсь к нему мыслями...
Я ежедневно прослушиваю кое-какие интервью, дебаты, когда позволяет время, обращаюсь к «Бесогон-TV», и я благодарна Вам, Никита Сергеевич, за выпуск «Чего вам от нас надобно?» Надо сказать, я не услышала ответ на поставленный вопрос. Вернее, Ваш ответ не удовлетворил меня, но я многое вынесла из Вашей передачи лично для себя. Спасибо Вам!

Когда мы говорим о полярности мира, о многополярности, то, верно, вкладываем разное содержание в эти, казалось бы, прозрачные понятия. Мне импонирует, как А.В. Макаревич отвечал в гостях у В.В. Познера: я до сих пор не знаю, что такое рок-музыка, потому затрудняюсь ответить, могу ли называться рок-музыкантом… Вот давайте начнем с того, что определимся с многополярностью...
Я второй день хожу под впечатлением выпуска «Бесогон TV», посвященного отечественному образованию. Я думала говорить об образовании, но, положа руку на сердце, о другом хотела говорить. Так вышло, я не могу не реагировать.

Вы знаете, в споре сторонников и противником ЕГЭ я занимаю позицию третьей силы. Я помню, с каким воодушевлением восприняла внешнее независимое оценивание Украина, потому не стала бы так категорично отрицать пользу ЕГЭ с тем, чтобы реанимировать старую систему образования. Я абсолютно согласна с Вами, Никита Сергеевич, когда говорите о том, что тестирование бьет по интеллекту, обедняет воспитательную среду школы, но давайте, для начала, разберемся в преимуществах...
Моего сына попросили дать развернутый ответ на вопрос: «Поясніть алегоричність образів Дракона, пустельника та князя з повісті-казки Ю. Винничука «Місце для Дракона»». А сын, хлопчина разумный, понес контрольную мне: «Ты Дракон, ты и пиши!»

Шутки в сторону. Когда я закончу, я попрошу вас посмотреть другую сказку, написанную Е.Л. Шварцем и отснятую М.А. Захаровым – «Обыкновенное чудо». Думаю, над ее образностью большинство наших зрителей не задумывались. Но когда вы обнаружите в ней место Дракона, многое встанет на свои места...
"Моим стихам, как драгоценным винам, настанет свой черед..."

Да, друг невиданный, неслыханный
С тобой. – Фонарик потуши!
Я знаю все ходы и выходы
В тюремной крепости души.

Вся стража – розами увенчана:
Слепая, шалая толпа!
– Всех ослепила – ибо женщина,
Все вижу – ибо я слепа.

Закрой глаза и не оспаривай
Руки в руке. – Упал засов. –
Нет – то не туча и не зарево!
То конь мой, ждущий седоков!

Мужайся: я твой щит и мужество!
Я – страсть твоя, как в оны дни!
А если голова закружится,
На небо звездное взгляни!

Апрель 1920 г.


Цветаевский словарь

Друг невиданный, неслыханный… Я – твой друг.

Фонарик потуши… Незачем жечь свет, когда светит солнце.

Слепая, шалая толпа! Слепота – обоюдоострый символ. Здесь – о слепоте духовной.

Всех ослепила… То есть обманула, оставаясь неузнанной.

Все вижу – ибо я слепа. Если реальность не вызывает сомнений, вы не думаете ее испытывать. А если она – чья-то игра, иллюзия, подмена под истину? Тогда закрываете глаза и движетесь на слух, вверяясь Голосу. В этой реальности хожу только на слух. Отсюда образ слепоты. Подчеркивая эту мысль, иллюзионист, игрок в бисер У. Эко в романе «Имя розы» наделил Хорхе (намек на Георгия Победоносца – но только не христианского, а того, первоначального, каким был Дунайский всадник) слепотой.

Закрой глаза… То есть научись доверять себя Богу.

Упал засов… Твоей тюрьмы засов.