Мой душевный камертон

Фрагмент мультипликационного фильма «Золушка» (СССР, 1979 г.)

О сюсюкании

«У нас бабушки сюсюкают с ребенком. А меня это жутко раздражает. Под сюсюканьем понимается замена нормальных слов. К примеру, купаться – буль-буль, машина – би-би, идти – топ-топ. А мне это кажется неправильным. Считаю, что ребенок должен слышать нормальную речь, и если и заменять слова, то пусть сама заменяет, как подрастет. Как вы считаете, я права?»

Обсуждение на форуме.


Прежде всего, давайте разберемся, что следует понимать под сюсюканьем.

Сюсюканье – это обращение с кем-то, как с ребенком. Другими словами, обращаясь с ребенком, как с ребенком, учитывая его возрастные особенности, вы не сюсюкаете, а проявляете себя как разумная и заботливая мама.

Я знаю многих мам, отказавшихся от звукоподражательной речи и, тем не менее, сюсюкающих. В чем проявляется такое поведение? Например, вы готовы испепелить родственников, если ребенок ударился или поранился по их вине, реагируете на каждый каприз, покрываете поцелуями каждую обиду. Если в общении с четырехлетним – особенно, с мальчиком – у вас преобладают уменьшительно-ласкательные формы: «ножка», «пальчик», «стульчик», «кроватка», «чашечка» и т.д. Наконец, сюсюканье обнаруживает себя в использовании детских словарных форм по отношению к ребенку, чья лексика достаточно развита: «баиньки», когда ребенок говорит «спать»; «кушать», когда произносит «есть», «завтракать», «обедать» и т.д. Запомните, кушают и ходят баиньки до трехлетнего возраста.

Другое значение – замена сложных для произношения звуков, чаще шипящих, свистящими. «Ты мой масенький! Будем кусять каську!» Такое сюсюканье встречается редко – и, как правило, со стороны людей умственно расслабленных. Не допускайте их к детям.

Отношение к звукоподражательной речи поменялось за последние двадцать лет. Отмечу еще раз: в СССР 1,5-2-годовалые дети говорили если не свободно, то на уровне нынешних трехлетних. Когда сегодня считается нормой активный словарь трехлетнего в 20-30 слов, то в Союзе такие «успехи» диагностировались как умственная отсталость.

Очевидно, что прежний подход в обучении речи более эффективен. Почему же от него отказываются, несмотря на опыт и рекомендации психологов?

На мой взгляд, мы имеем дело с вредительством. Кто-то играет на родительских чувствах, пользуется трудовой занятостью молодых пап и мам, их невнимательностью, отсутствием опыта, а теперь уже и необразованностью, ради единственной цели: сбить общественный интеллект до уровня, который позволит управлять обществом без опасения получить оппозицию в лице людей сильных, свободных, мыслящих.

Например, в советское время первый серьезный опыт социализации происходил в яслях. Теперь создаются группы раннего развития. Спрашиваю: «Зачем тратишь деньги, зачем уплотняешь свой и детский график?» – «Ради общения». А ежедневные прогулки на площадке – не достаточное общение? Чем же вы занимаетесь на этих самых площадках?

Формы работы в таких группах – сплошное сюсюканье. Мамы, отрицающие звукоподражательную речь, не замечают, что сюсюкаются с ними, а не с детьми: подбирается особый вкрадчивый тон, вводится обращение «мамочки» или на «ты» и по имени. Дети не спускаются с рук или держатся мам. Я уже не говорю о том, что занятия сопровождает громкая музыка, заглушающая речь, рассеивающая внимание. Маме скучно заниматься ребенком, она ленится, несмотря на декретный отпуск, и находятся предприимчивые люди, которые предлагают ей приятное времяпровождение. Это и есть пример сюсюканья.

Доходит до того, что многие мамы отказываются общаться с опытными педагогами и врачами по той причине, что с ними разговаривают в нежелательном тоне: как со взрослыми, требовательно, бескомпромиссно. Если врач или педагог не спускает вашего ребенка с рук, притворно им восхищается, уделяет до часа времени по пустячному вопросу – он хороший; а если указывает на проблему, отводит вам и ребенку положенное время, обращается к вам как к пациенту и матери пациента – плохой.

Советская педагогика – как детская, так и взрослая – никогда не ориентировалась на сюсюканье. Наблюдая советских детей, мы иной раз были свидетелями такой речи: «Ав-ав спряталась за машиной!», «Ляля хочет поймать воробышка!» Это и есть классический пример сюсюканья: поощрение звукоподражательной речи в случаях, когда речь достаточно развита. Другими словами, мы были свидетелями недостатка культуры при абсолютно сохранном интеллекте.

Когда годовалый ребенок находит аналог трудному слову или вы предлагаете ему таковой, складываются благоприятные условия для социализации на уровне семьи, детской площадки, ясельной группы. Пи-пи – пить; ам-ам – есть; кап-кап, ка-ка – сходить на горшок; ав-ав, бака – собака; тупу-тупу, топ-топ – идти; бах, бабах – упал и так далее. Подумайте, в этом случае вы не суете дитю воду, когда вам вздумается, а даете по просьбе. Не раздражаетесь, когда вас тянут, а знаете, что вас зовут гулять. Из беспомощного, во всем зависимого существа ребенок превращается в человека. Складываются благоприятные условия для воспитания: ребенок не тянет вас за одежду, не орет дурным голосом, а учится излагать свои мысли. Главное, у него формируется понимание ценности речи: ко мне прислушиваются, мои потребности уважают. Вот это самое понимание напрочь отсутствует у детей, чьи родители отказались от звукоподражательной речи и игнорируют отсутствие навыков говорения до 2-3-летнего возраста.

Многих интересует вопрос: нужно ли говорить ребенку «агу-агу»? Совершенно бесполезно, если в его говорении отсутствуют такие звуки. Но, как правило, младенец гулит, потому вреда от вашего «агу-агу» не будет – только польза. Идея заключается в том, что, когда младенец выдает нечто похожее на «агу», родители повторяют за ним. Не с развлекательной целью, а с целью обучения в развлекательной форме. Ваше «агу» четче; повторяя за вами, ребенок отрабатывает звуки, учится отвечать на ваши просьбы, радуется первым успехам.

Еще наблюдение: в советское время редкие дети нуждались в помощи логопеда, а сегодня практически все. Почему так? Потому что мамы стыдятся агукать над колыбелью. А часами проговаривать «га-га-гу-гу-ги-ги-го-го» перед школой и обвинять дитя в тупости – не стыдятся.

Внимательные родители прислушиваются к говорению ребенка. Желательно завести дневник, записывать новые звуки, слоги. Ваша задача – отработать эти звуки, включить их в простые слова так, чтобы дитя разговорилось. Не перекладывайте свою работу на педагога!

Вот я наблюдаю, как носится по площадке 1,5-годовалый малыш, мнет во рту: ой-ой, оя, ай-яй. Мама несколько раз отметила, что ребенок не говорит, но за время прогулки не сделала ничего, чтобы сформировать у сына простейшие навыки речи. Ребенок бегал, кричал, падал, баловался, достаточно умаялся, чтобы заснуть и не мешать маме – и больше ничего.

Кто хочет формочку? Скажи «я»!
Игрушки рассыпались: ой-ой-ой!
Чья лопатка? Скажи «моя», и ты ее получишь.
Это мой самосвал?
Здесь стекло! Ай-ай, поранишься!
Скажи «дай», если хочешь сок.

В старые добрые времена Наташи становились Натами, Татами, Ташами, а Владимиры – Вавами, Вовами. У меня был знакомый Саша по имени Шушик. Вава – Владимир и вава – синяк, ушиб, царапина, ссадина. Умные родители цепляются за каждый маленький успех ребенка, обогащают его речь новыми и новыми словами, посильными малышу. Так, постепенно, выводят из речи звукоподражательные слова, заменяя их более сложными: сначала «няв-няв», потом «киса», потом «кошка». И ребенок чувствует себя уверенно, достойно, он себя уважает. А когда звукоподражательная речь отсутствует – стоит колом, ничего не умеет, во всем зависим, часто раздражается, часами кричит.

Кто виноват? Вы. Ваше нежелание работать над речью, а получать все в готовом виде оборачивается серьезным торможением в умственном развитии. И тогда вы цепляетесь за убеждения высокооплачиваемых педагогов и медиков, что молчание до трех лет – это норма. А когда дитя и дальше уступает ровесникам, разводите руками: не все рождаются одаренными. Начинается школа – хватаетесь за ремень, вгоняете ребенка в комплекс неполноценности. Знакомая история?

О.В. Ильюшина

"Моим стихам, как драгоценным винам, настанет свой черед..."

«Божественно, детски-плоско…»
Стихи – М.И. Цветаева.
Музыка – К.А. Брейтбург.
Исполняет – Т.М. Гвердцители.