Белые лебеди

Михаил Афанасьевич Булгаков
(1891 – 1940)


Мой душевный камертон

Дуэт Пилата и Каифы «Попытка оправдать Иешуа».
Исполняют: Пилат – В. Штыпс, Каифа – Р. Никитин.
Отрывок из мюзикла «Мастер и Маргарита».
Режиссер-постановщик: С. Сираканян.

«Мастер и Маргарита»:
Евангелие от Воланда

Роман «Мастер и Маргарита» М.А. Булгакова я открывала много раз, а впервые прочла в нынешнем году. Почему? Потому что не понимала, о чем он. Непонимание – раздражало. Только теперь, после «Дневника Сатаны» Л.Н. Андреева, после «Звезды Соломона» А.И. Куприна, после «Золотого ключика» А.Н. Толстого, мысли прояснились – я купила книгу.

Я поведу вас окольными путями, потому что дорога напрямик слишком проста и неинтересна.

Прежде всего, определимся с главным героем. Кто это: Иешуа, Воланд, Мастер или Пилат? Мой ответ после первого прочтения: Пилат. На Понтии Пилате завязаны многие сюжетные линии, к нему обращены мысли героев. И вот, что странно: было бы естественно предположить роман Мастера об Иешуа или Иуде, что больше привлекает читателя, но его почему-то интересует прокуратор Иудеи. Почему? Если иметь в виду традиционное прочтение Евангелия, для Иешуа он всего-навсего один из палачей.

Образ прокуратора имеет аллюзии. Пилат совершает малодушный поступок – подписывает смертный приговор преступнику по имени Иешуа. Фрида убивает своего ребенка. Оба события совершаются на пасхальной неделе. Булгаков подчеркивает – платок с синей каемочкой – тот, которым Фрида навсегда закрывает рот младенцу. А разве не так выглядит талит? Вырисовывается сюжет: манипулируя Пилатом, Каифа заставляет замолчать отщепенца Иешуа, Фрида – едва родившегося младенца, байстрюка, а кто или что заставляет молчать Мастера? Мне показалось, между Мастером и Иешуа также прослеживается связь, но я затрудняюсь сказать, намеренная ли.

Во второй главе положено событие, послужившее завязкой всему роману. Это событие происходит на балконе. Его свидетелем является Воланд. Если отбросить мистицизм, он должен был находиться на этом самом балконе во плоти. В образе кого: прокуратора, подсудимого, Марка Крысобоя, одного из стражей, наушника Каифы?

Предположим, балкон символизирует ложу. Следовательно, Воланд и Пилат состояли в одной ложе. Если Воланд и не присутствовал непосредственно во время допроса, то был в курсе дел. Но у Михаила Афанасьевича, за исключением стражи, никто не присутствует на балконе. Стражи и ласточки, с прилетом которой у Пилата складывается формула: отпустить и взять под опеку.

Моя устойчивая ассоциация с ласточкой:

– Возлюбленный! – Ужель не узнаешь?
Я ласточка твоя – Психея!

М.И. Цветаева, 1918 г.

Следовательно, в образе ласточки прячется Мария. И за кого она просит? За человека, который молод, наивен и бестолков. Глупое детство называет таких «святыми» и возносит до небес. Но меня-то такими бреднями не соблазнишь: это именно те страницы, на которых захлопывала книгу. Чем-чем он там занимается? Лечит головную боль? И боль уходит? А, может, эти двое морочат голову страже, потому что предполагают измену? Что ж, тогда ясно, почему Пилат велит Крысобою привести подсудимого в чувство и просит не калечить… Ясно, почему скачет с языка на язык…

Как видим, под евангельской историей явлена другая история – рыцарская. Уже существует роза – ненавистная прокуратору, распространяющая миазмы. Воспитано не одно поколение мастеров. Помните признание Мастера: «Я розы люблю»? (Ну, а я

по-прежнему предпочитаю мимозу.) И существует движение, противящееся розе.

Пилат струсил, отправил брата на крест. Но и Иешуа вел себя не подобающим образом. Зачем было валять дурака, когда Пилат жестко продиктовал, как дóлжно себя вести, чтобы выйти сухим из воды? Не зря у Пилата проносится: сначала «погиб», потом «погибли»!

Вот почему понадобился роман о Пилате: обижен наш брат. Братство обеспокоено тем, что один малодушный поступок навеки очернил его в глазах потомков. Эту страшную правду Воланд поведал ничего не подозревающим Берлиозу и Бездомному. И эта правда обезглавливает русское франкмасонство в лице Берлиоза и преображает реальность Бездомного в сумасшедший дом.

Кто такой поэт Бездомный? Мое рыцарство, отвоеванное у розы.

Но в сумасшедшем доме оказываются двое, Бездомный и Мастер. Если так, то нас должен интересовать вопрос: откуда Мастер мог узнать историю Понтия Пилата? Конечно же от Маргариты, олицетворяющей евангельскую жемчужину!

Значит, нам явлен роман в романе, где одни и те же лица скрываются под разными именами.

Воланд – Консультант – Маргарита – М.И. Цветаева.
Иешуа – рыцарь, член свиты Воланда – Фагот – бывший регент – Коровьев (принадлежащий корове – вол) – М.А. Волошин.
Мастер – поэт Бездомный – рыцарство М.И. Цветаевой.

Хорошо, уйдем от Пилата.

Сатана объявляется в Москве. И с кем встречается? С Берлиозом, возглавляющем несуществующую организацию, МАССОЛИТ. Это первый намек на масонство. В МАССОЛИТЕ двенадцать членов правления – второй намек. Фамилия Берлиоз указывает на призвание – великий композитор, дирижер. Этот – нынешний, Коровьев – бывший. Его фамилия складывается в другое слово: БЕР-ЛИ-ОЗ, ЛИ-БЕР-О, т.е. свобода – третий намек. У Берлиоза имеется киевский дядя. Киевский дядька, т.е. дидько, черт – четвертый намек. К слову, Грибоедов, именем которого назван дом, куда стекаются писатели, был не только масоном, но и учредителем ложи.

У Грибоедова пролетарские писатели пьют, жрут, отрываются под джаз и вопли «аллилуйя». Булгаков говорит прямым текстом: ад! Настоящий бал Сатаны. По сравнению с этим, тот, другой, бал – бутафорский, театральный. Вот вся эта компания и губит Мастера. Может, вы заметили, как пролетарские литераторы делят дачный поселок Перелыгино? В действительности – Переделкино.

Теперь о Воланде.

Воланд совершенно справедливо занимает квартиру покойного Берлиоза, но опрометчиво отпускает киевского дядьку. Каюсь – ошибочка вышла. Опуская многие детали, обратим внимание на портсигар: на нем вензель в виде «В» – «W». Это русская «М», принятая за «W» в силу того, что Воланда посчитали иностранцем. Один глаз у него зеленый, как у Марины Ивановны, другой мертвый, черный. Почему? Потому что это другое око, по аналогии с масонским, в которое метит рыцарство.

Еще вопрос: почему с просьбой о покое Мастера обращаются к Воланду? А если подумать? Отпускает – удерживающий, следовательно, роман Мастера написан по требованию Воланда. Мастер струсил, предпочел сумасшедший дом, отказался драться – потому покой, а не свет. Свет еще нужно заслужить.

От Воланда цепь наших рассуждений ведет к Маргарите. Маргарита – никому не известная женщина, и это роднит ее с Консультантом. Ее биографические черты размыты. О ней можно сказать: живет в раю, но не желает такой жизни. Ее душа тоскует по Мастеру. Она отправляется на его поиски, а, найдя, вкладывает жизнь в его роман. Воодушевляет на борьбу и страдает вместе с ним, когда у Мастера опускаются руки.

А на балу? У Воланда болит колено, к которому впоследствии прикладывается нечисть – к Маргаритиному колену! Еще ниточка: Воланд опирается на трость, на рукояти которой черный пудель. В реальной жизни Марина опирается на Сергея Яковлевича. На Артемона – в партии «Золотой ключик…». На балу пудель оказывается на шее Маргариты, то есть является невольной причиной муки.

Важно отметить, никому из окружения Воланда не по душе этот бал. Они играют в восхищение. Это театр, на котором куклы плачут кровью. А после бала – возвращение домой. Надвигающаяся гроза с запада, со Средиземноморья – Вторая мировая война.

В романе описан полет Воланда, куда положен ключ о личности Коровьева.

– Почему он так изменился? – спросила тихо Маргарита под свист ветра у Воланда.
– Рыцарь этот когда-то неудачно пошутил, – ответил Воланд, поворачивая к Маргарите свое лицо с тихо горящим глазом, – его каламбур, который он сочинил, разговаривая о свете и тьме, был не совсем хорош. И рыцарю пришлось после этого прошутить немного больше и дольше, нежели он предполагал. Но сегодня такая ночь, когда сводятся счеты. Рыцарь свой счет оплатил и закрыл!

Когда? На балконе у Понтия Пилата, когда валял комедию о «добрых людях», о власти и безвластии. И даже попытка Пилата привести его в чувство ударом бича не возымела должного результата. Меня Иешуа вычеркивает, чтобы отвести подозрение, а в остальном проявляет потрясающую безалаберность, полагаясь на дружбу с прокуратором. Они разыгрывают фокус с головной болью, чтобы внушить благоговение присутствующим. И все было бы хорошо, если бы Иешуа не занесло, и он снова не потерял осторожность. Иешуа промолчит обо всех, кроме Левия, потому что Левий не член братства – его не тронут.

Что еще забыла?

Ах, да, барон Майгель, наушник и шпион. Служил в НКВД один Майгель, отсюда фамилия. Это Блок (барон – намек на его дворянство), сдавший рыцарство. Мы его убили тем, что отказали больному и голодному в помощи. Говорят, умирая, он беспокоился, уничтожены ли все экземпляры поэмы «Двенадцать». В последние годы Блок часто описывал свое состояние словами «меня выпили». Отсюда образ наполненной кровью чаши.

Остальное – детали.

О.В. Ильюшина

"Моим стихам, как драгоценным винам, настанет свой черед..."

Стихи Блоку

Имя твое – птица в руке,
Имя твое – льдинка на языке.
Одно-единственное движенье губ.
Имя твое – пять букв.
Мячик, пойманный на лету,
Серебряный бубенец во рту.

Камень, кинутый в тихий пруд,
Всхлипнет так, как тебя зовут.
В легком щелканье ночных копыт
Громкое имя твое гремит.
И назовет его нам в висок
Звонко щелкающий курок.

Имя твое – ах, нельзя! –
Имя твое – поцелуй в глаза,
В нежную стужу недвижных век.
Имя твое – поцелуй в снег.
Ключевой, ледяной, голубой глоток…
С именем твоим – сон глубок.

М.И. Цветаева, 1916 г.


Цветаевский словарь

Птица в руке – плен.

Льдинка на языке – онемение.

Серебряный бубенец во рту… Не зазвенит, потому – все о том же онемении.

И назовет его нам в висок/ звонко щелкающий курок… Дальше уже прямым текстом.

Сон глубок… Другими словами, ты приносишь смерть.